Вступление автора: «Всякий карантин может обернуться Болдинской осенью», — говорим мы в России. И действительно — если разобраться, это же просто удивительно, как краткая и сугубо хозяйственная поездка в нижегородское имение осенью 1830 года неожиданно стала для 31-летнего Пушкина трехмесячной «творческой командировкой». Как мы помним, с 5 сентября по 1 декабря 1830 года был дописан «Онегин», написаны «Маленькие трагедии» и новаторские (для самого Пушкина и для всей русской литературы) «Повести Белкина», поэма «Домик в Коломне», не говоря про несколько десятков лирических стихотворений. Благодаря чему Болдинская осень вошла в историю как наивысший взлет гения в расцвете сил.

А еще Пушкин писал письма. До нас дошло 19 писем разным корреспондентам — в первую очередь, разумеется, невесте — m-lle Гончаровой, 18-летней Наташе. Но также друзьям и коллегам, в которых он придерживался слога, прямо сказать, неформального. И в нашем распоряжении теперь оказалось что-то вроде «Инстаграма» или «Фейсбука», по которому мы можем восстановить: чем именно занимался Пушкин в свою Болдинскую осень? Как она оказалась — Болдинской? Письма Пушкина и дают понять — как».

Михаил Визель «Пушкин. Болдино. Карантин. Хроника самоизоляции 1830 года»

563,00 руб.Цена
  • М.: БОСЛЕН, 2020 — 192 с., илл.

    Переплёт